Как я отказался от 4 миллионов

Опубликовано в Спец Оборудование.

Я мог бы его открыть, — сказал он, — но боюсь, что тебе это не понравится.

— Почему? — спросил я.

— Потому, что в большинстве случаев деньги с этого счета вкладываются в инвестиционные фонды. А я знаю, как ты к ним относишься.

— Спасибо, — сказал я. — Поищу что-нибудь другое.

И слава богу, что я не завел этот счет, потому что во время биржевого обвала 2007 года потерял бы на этом свыше 40 процентов всех вложенных денег. Прав был Джон Стюарт, когда говорил, что здесь ведутся две игры. Одна предназначена для инвесторов, вкладывающих деньги на длительный срок в акции, облигации и паи инвестиционных фондов (тунцы), а вторая — для спекулянтов вроде менеджеров хеджевых фондов и профессиональных трейдеров (акулы).

Даже если бы на бирже не произошел обвал, я не стал бы вкладывать деньги в программу 529, потому что она в своей деятельности ориентируется только на инвестиционные фонды, которые, как мы уже говорили в главе 7, присваивают себе деньги неискушенных вкладчиков за счет комиссионных и накладных расходов. Я знаю, что программа 529 предоставляет некоторые налоговые льготы, но они вряд ли способны компенсировать деньги, уплаченные за оказание услуг, не говоря уже о потерях, вызванных волатильностью рынка. Взаимные фонды — это далеко не самое разумное вложение денег. Они предназначены для инвесторов с низким уровнем финансового интеллекта.

Как я отказался от 4 миллионов

В 2001 году, когда в свет вышла книга «Богатый папа, бедный папа», ко мне обратился один крупный инвестиционный фонд с предложением публично одобрить его деятельность. Владельцы фонда предложили мне 4 миллиона долларов за четырехгодичную рекламную кампанию. Но, каким бы заманчивым ни казалось подобное предложение, я отказался.

Связь с администрацией сайта: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Яндекс.Метрика